Доктрина это:

Доктрина

(Doctrine)


Содержание

    Содержание

    1. Доктрина как источник права

    2. Доктрина в мусульманском праве

    3. Доктрина фашизма

    - Философия фашизма

    - Антииндивидуализм и свобода

    - Власть народа и нация

    - Политическая и социальная доктрина

    4. Расовая доктрина

    5. Военная доктрина

    Доктрина это научная, философская, политическая, религиозная или юридическая теория, система воззрений, руководящий теоретический или политический принцип.

    Доктрина как источник права

    По общему правилу любая доктрина делится на официальную, создаваемую на национальном уровне или наднациональном (экспертные заключения, приведённые выше), и научную, создаваемую в университетах и иных профессорских объединениях.

    Изначально доктрина являлась единственным источником международного публичного права, она выражалась в трудах Хуго Гроция и других юристов, обосновывающих существование международного права с точки зрения естественно-правовой школы. Развитие позитивизма привело в конечном итоге к упадку доктрины, а затем - к переосмыслению роли доктрины в праве. В настоящее время в международном публичном праве доктрина является субсидиарным источником права, применение которого возможно лишь в особых обстоятельствах.

    Международное частное право также признает доктрину в качестве источника права.

    В национальном праве роль доктрины зависит от особенностей правовой системы, и национальной культуры. В Российской Федерации доктрина в качестве источника российского права официально не признается, однако фактически им является.

    В научной литературе по поводу признания за юридической доктриной статуса источника права нередко высказываются полностью противоположные точки зрения, и единого мнения по данному вопросу в российской науке нет.

    В настоящее время ссылки на труды выдающихся юристов встречаются в судебных решениях, но скорее в качестве дополнительной аргументации. Роль правовой доктрины проявляется в создании конструкций, понятий, определений, которыми пользуется правотворческий орган. Судьи высших или международных судов, выражая своё особое мнение, зачастую ссылаются на труды известных правоведов. А в судебные заседания приглашают учёных-юристов для дачи экспертных заключений.

    В частности дело Международного Трибунала ООН по морскому праву «О Рыболовном судне «Волга» (Российская Федерация против Австралии). 2002 г. В особом мнении Заместителя Председателя Будислава Вукаса можно найти отсылки к трудам видных теоретиков международного права: Рене-Жана Дюпюи, Арвид Пардо.

    Доктрина Евро союза – понятие условное, представляющее собой совокупность теоретических представлений о целях, принципах и правовых формах европейской интеграции. Традиционно «…в государствах доктрина складывается из профессиональных представлений признанных авторитетов в области национального права и, как правило, формируется в течение многих десятилетий, то в процессе формирования европейской правовой системы функцию доктрины сегодня выполняют экспертные заключения ведущих европейских специалистов, приглашаемых в комиссии Евро союз, с целью анализа действующего законодательства и подготовки рекомендаций для определения принципов и содержания новых актов Европейский союз».

    Доктрина в мусульманском праве

    Особое значение доктрины для развития мусульманского права объясняется не только наличием множества пробелов, но и противоречивостью Корана и сунны. Большинство содержащихся в них норм имеет божественное происхождение, а значит считаются - вечными и неизменными. Поэтому они не могут быть просто отброшены и заменены нормативно-правовыми актами (НПА) государства. В этих условиях мусульманские правоведы опираясь на основополагающие источники трактуют их и формируют решение, подлежащее применению в сложившейся ситуации.

    1.1 Мусульмани

    Если в VII-VIII вв. источниками мусульманского права действительно выступали Коран и сунна, а также иджма и «высказывания сподвижников», то, начиная с IX-X вв., эта роль постепенно перешла к доктрине. По существу прекращение иджтихада означало канонизацию выводов основных школ мусульманского права, сложившихся к середине XI в.

    1.2 Гравюра юдеи пишут

    Доктринальная разработка мусульманского права, затрудняя его систематизацию, вместе с тем придавала ему известную гибкость и возможность развиваться. Современную мусульманско-правовую доктрину как источник права следует рассматривать в нескольких аспектах. В ряде стран (Саудовская Аравия, Оман, некоторые княжества Персидского залива) она продолжает играть роль формального источника права, в других (Египет, Турция, Марокко) – допускается субсидиарное использование мусульманского права при наличии пробелов в государственных нормативных правовых актах.

    Доктрина фашизма

    «доктрина фашизма» (итал. «La dottrina del fascismo») является основополагающей книгой по фашизму, написанной создателем этого термина Бенито Муссолини.

    Она была впервые опубликована в 1932 году в 14 томе итальянской энциклопедии Enciclopedia Italiana di scienze, lettere ed arti в качестве введения к к статье «Fascismo» (Фашизм). В том же году статья вышла отдельной книгой на 16 страницах в серии «идеология фашизма» («L’ideologija fascista»). Муссолини написал для книги развернутые примечания к первой главе.

    1.3 Книга Доктрина фашизма

    Величайшим явлением в жизни народов послевоенного периода является фашизм, который в настоящее время совершает свой победный путь по всему миру, завоевывая умы активных сил человечества и побуждая к пересмотру и перестройке всего общественного порядка.

    Фашизм зародился в Италии и творцом его является гениальный вождь фашистской политической партии и глава итальянского правительства Бенито Муссолини.

    В борьбе итальянского народа против надвигающегося на страну кошмара красного коммунизма фашизм дал итальянской молодежи, передовому бойцу за национальное возрождение, идеологическую основу для этой борьбы.

    Коммунистической идеологии была противопоставлена новая идеология национального государства, национальной солидарности, национального пафоса.

    Благодаря этому, фашизм создал мощную компанию активного меньшинства, которая, во имя национального идеала, вступила в решительную войну со всем старым миром коммунизма, социализма, либерализма, власти народа и своим самоотверженным подвигом совершила духовную и государственную революцию, преобразившую современную Италию и доложившую начало итальянской фашистской государственности.

    1.4 Б.Муссолини Доктрина фашизма

    Совершив поход на Рим в октябре 1922 г. фашизм овладел государственной властью и приступил к перевоспитанию народа и компании государства, в порядке основных законов, которые окончательно закрепили форму фашистского государства.

    В ходе этой борьбы вырабатывалась и доктрина фашизма. В уставе фашистской политической партии, в постановлениях партийных и профсоюзных съездов, в резолюциях Великого Фашистского Совета, в речах и статьях Бенито Муссолини постепенно формулировались основные положения фашизма.

    В 1932 году Муссолини посчитал своевременным дать своему учению законченную формулировку, что он сделал в своей работе «доктрина фашизма», помещенной в 14 том итальянской энциклопедии. Для отдельного издания этой работы он дополнил ее примечаниями.

    Для русского читателя весьма важно ознакомится с этим произведением Б. Муссолини. Фашизм есть новое мировоззрение, новая философия, новая корпоративная экономика, новое государственное учение.

    Таким образом, отвечая на все вопросы человеческого общежития, фашизм вышел за рамки национальной Италии. В нем выработались и нашли свою формулировку общие положения, определяющие нарождающийся общественный уклад 20-го столетия, почему они приобрели универсальное значение. Другими словами, идейное содержание фашизма сделалось общим достоянием.

    Всякий народ имеет свой национализм и сам творит формы своего бытия; никакое подражание даже лучшим образцам недопустимо. Но основные идеи итальянского фашизма оплодотворяют государственное строительство во всем мире.

    В настоящее время идеи фашизма имеют большое распространение среди русской эмиграции.

    Внимательное изучение фашизма началось приблизительно с 1924 года, когда в Сербии была сделана попытка фирмы русской фашистской политической партии. Руководили этим движением проф. Д. П. Рузский и ген. П. В. Черский.

    В 1927 году эта, так называемая, «Национальная компания русских фашистов» издала свою программу, которая, исходя из общих положений итальянского фашизма, но соответственно русским условиям, намечала путь революционной борьбы с большевизмом и будущий ход восстановления освобожденной от коммунизма Российской Федерации.

    Однако, это движение не получило организационного развития.

    Зато идеи фашизма перебросились на Дальний Восток, где русская эмиграция сумела использовать их, создав в 1931 году Российскую фашистскую партию, возглавленную молодым и талантливым человеком В. К. Родзаевским.

    До настоящего момента Р. Ф.П. развила большую организаторскую и агитационную работу, издавая ежедневную газету «Наш Путь» и ежемесячный журнал «Нация».

    На 3-ем съезде в 1935 году была принята новая партийная программа, которая представляет собой попытку приспособления начал универсального фашизма к российской действительности в вопросах будущего устройства Российского государства.

    Следует, однако, отметить, что идеология российского фашизма на Дальнем Востоке находится под сильным влиянием немецкого национал-социализма и за последнее время уклоняется в сторону старого русского национализма.

    Но и в Европе русская фашистская мысль продолжает развиваться и представителем ее является журнал «Клич», издаваемый в Бельгии.

    Редакция журнала «Клич», примкнула к программе национальной компании российских фашистов и ведет проповедь фашистской идеологии, как единственного реального противовеса коммунизму, признавая при этом в итальянской государственности, созданной гением Б. Муссолини, действительное разрешение кризиса, переживаемого современным обществом.

    В развитие программы 1927 года, «Клич» издал брошюру своего сотрудника Вериста (псевдоним): «Основные начала российского фашизма». В ней автор под лозунгом российского фашизма «Бог, Нация и Труд», устанавливает общие положения российского фашизма, представляющего собой учение о национальном возрождении Российской Федерации на основе новой национальной государственности, сформулированной и утвержденной на опыте Итальянской Империи, создателем фашистской доктрины и вождем итальянского фашизма Б. Муссолини.

    Философия фашизма

    Как всякая цельная политическая концепция, фашизм есть одновременно действие и мысль: действие, которому присуща доктрина, и доктрина, которая, возникнув на основе данной системы исторических сил, включается в последнюю и затем действует в качестве внутренней силы.

    Поэтому эта концепция имеет форму, соответствующую обстоятельствам места и времени, но вместе с тем обладает идейным содержанием, возвышающим ее до значения истины в истории высшей мысли.

    Нельзя действовать духовно на внешний мир в области велений человеческой воли, без понимания преходящей и частичной реальности, подлежащей воздействию, и реальности вечной и универсальной, в коей первая имеет свое бытие и жизнь.

    Чтобы знать людей нужно знать человека, а чтобы знать человека, нужно знать реальность и ее законы. Не существует понятия государства, которое, в основе, не было бы понятием жизни. Это есть философия или интуиция, идейная система, развивающаяся в логическую конструкцию или выражающаяся в видении или в вере, но это всегда, по крайней мере, в возможности, органичное учение о мире.

    Духовное понятие жизни

    Таким образом, фашизм не понять во многих его практических проявлениях, как партийную фирму, как воспитательную систему, как дисциплину, если не рассматривать его в свете общего понимания жизни, т. е. понимания духовного.

    1.5 Книга на итальянском о доктрине фашизма

    Мир для фашизма есть мир не только материальный, манифестирующий себя лишь внешне, в котором человек, являющийся независимым индивидом, отдельным от всех других, руководится естественным законом, инстинктивно влекущим его к эгоистической жизни и минутному наслаждению.

    Для фашизма человек это индивид, единый с нацией, Отечеством, подчиняющийся моральному закону, связующему индивидов через традицию, историческую миссию, и парализующему жизненный инстинкт, ограниченный кругом мимолетного наслаждения, чтобы в сознании долга создать высшую жизнь, свободную от границ времени и пространства. В этой жизни индивид путем самоотрицания, жертвы частными интересами, даже подвигом смерти осуществляет чисто духовное бытие, в чем и заключается его человеческая ценность.

    Позитивное понятие жизни, как борьбы

    Итак, фашизм есть духовная концепция, возникшая также из общей реакции века против ослабляющего материалистического позитивизма 19-го века. Концепция антипозитивистская, но положительная; не скептическая, не агностическая, не пессимистичная, не пассивно оптимистическая, каковыми являются вообще доктрины (все негативные), полагающие центр жизни вне человека, который может и должен своей свободной волей творить свой мир.

    Фашизм желает человека активного, со всей энергией отдающегося действию, мужественно сознающего предстоящие ему трудности и готового их побороть. Он понимает жизнь, как борьбу, помня, что человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая прежде всего из себя самого орудие (физическое, моральное, интеллектуальное) для ее устроения. Это верно как для отдельного человека, так и для нации и для человечества вообще.

    Отсюда высокая оценка культуры во всех ее формах (искусство, религия, наука) и величайшее значение воспитания. Отсюда же основная ценность труда, которым человек побеждает природу и создает собственный мир (экономический, политический, моральный, интеллектуальный)

    Моральное понятие жизни

    Это положительное понимание жизни есть, очевидно, понимание этическое. Оно объемлет всю реальность, а не только человека, властвующего над ней. Нет действия, неподчиненного моральной оценке; нет ничего в мире, что могло бы быть лишено свой моральной ценности.

    Поэтому фашист представляет себе жизнь серьезной, суровой, религиозной, полностью включенной в мир моральных и духовных сил. Фашист презирает «удобную жизнь»

    Религиозное понятие жизни

    Фашизм концепция религиозная; в ней человек рассматривается в его имманентном отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида, делает его сознательным участником духовного общения. Кто в религиозной политике фашистского режима останавливается на чисто оппортунистических соображениях, тот не понял, что фашизм, будучи системой правительства, также и прежде всего, есть система мысли.

    Этическое и реалистическое понятие жизни

    Фашизм концепция историческая, в которой человек рассматривается исключительно, как активный участник духовного процесса в семейной и социальной группе, в нации и в истории, где сотрудничают все нации. Отсюда огромное значение традиции в воспоминаниях, языке, обычаях, правилах социальной жизни.

    Вне истории человек ничто. Поэтому фашизм выступает против всех индивидуалистических на материалистической базе абстракций 19-го века; он против всех утопий и якобинских новшеств. Он не верит в возможность «счастья» на земле, как это было в устремлениях экономической литературы 18-го века, и поэтому он отвергает все телеологические учения, согласно которым в известный период истории возможно окончательное устроение человеческого рода. Последнее равносильно доставлению себя вне истории и жизни, являющейся непрерывным течением и развитием.

    Политически фашизм стремится быть реалистической доктриной; практически он желает разрешить только задачи, которые Ставит сама история, намечающая или предуказывающая их решение. Чтобы действовать среди людей, как и в природе, нужно вникнуть в реальный процесс и овладеть действующими силами.

    Антииндивидуализм и свобода

    Фашистская концепция государства антииндивидуалистична; фашизм признает индивида, поскольку он совпадает с государством, представляющем универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании.

    Фашизм против классического либерализма, возникшего из необходимости реакции против абсолютизма и исчерпавшего свою задачу, когда государство превратилось в народное сознание и волю. Либерализм отрицал государство в интересах отдельного индивида; фашизм утверждает государство, как истинную реальность индивида.

    1.6 Бенито Муссолини

    Если свобода должна быть неотъемлемым свойством реального человека, а не абстрактной марионетки, как его представлял себе индивидуалистический либерализм, то фашизм за свободу. Он за единственную свободу, которая может быть серьезным фактом, именно за свободу государства и свободу индивида в государстве. И это потому, что для фашиста все в государстве и ничто человеческое или духовное не существует и тем более не имеет ценности вне государства. В этом смысле фашизм тоталитарен и фашистское государство, как синтез и единство всех ценностей, истолковывает и развивает всю народную жизнь, а также усиливает ее ритм.

    Антисоциализм и корпоративизм

    Вне государства нет индивида, нет и групп (партий, обществ, профсоюзов, классов). Поэтому фашизм против социализма, который историческое развитие сводит к борьбе классов и не признает государственного единства, сливающего классы в единую экономическую и моральную реальность; равным образом фашизм против классового синдикализма.

    Но в пределах правящего государства фашизм признает реальные требования, из которых берут начало социалистическое и профсоюзное движения, и реализует их в корпоративной системе интересов, согласованных в единстве государства.

    Власть народа и нация

    Индивиды составляют: классы соответственно категориям интересов, профсоюзы соответственно различным, объединенным общим интересом сферам экономической деятельности; но прежде и главнее всего они составляют государство. Последнее не является числом в виде суммы индивидов, образующих большинство народа. Поэтому фашизм против народного правления, приравнивающей народ к большинству, и снижающей его до уровня многих.

    Но он сам является настоящей формой народной власти, если народ понимать, как должно, качественно, а не количественно, т. е. как наиболее мощную, моральную, истинную и последовательную идею. Эта идея осуществляется в народе через сознание и волю немногих, даже одного, и, как идеал, стремится осуществиться в сознании и воле всех.

    Именно тех, кто сообразно этнической природе и истории, образует нацию, будучи направляемы единым сознанием и волей по одной линии развития и духовного склада.

    Нация не есть раса, или определенная географическая местность, но длящаяся в истории группа, т. е. множество, объединенное одной идеей, каковая есть воля к существованию и господству, т. е. самосознание, следовательно, и личность.

    Понятие государства

    Эта высшая личность есть нация, поскольку она является государством. Не нация создает государство, как это провозглашает старое натуралистическое понимание, легшее в основу национальных государств 19-го века. Наоборот, государство создает нацию, давая волю, а следовательно, эффективное существование народу, сознающему собственное моральное единство.

    Право нации на независимость проистекает не из литературного и идейного сознания собственного существования, и тем меньше из фактического более или менее бессознательного и бездеятельного состояния, но из сознания активного, из действующей политической воли, способной доказать свое право, т. е. из своего рода государства уже в начальной стадии(в процессе). Государство, именно как универсальная этическая воля, является творцом права.

    Этическое государство

    Нация, в форме государства, есть этическая реальность, существующая и живущая, поскольку она развивается. Остановка в развитии есть смерть. Поэтому государство есть не только правящая власть, дающая индивидуальным волям форму закона и создающая ценность духовной жизни, оно есть также сила, осуществляющая во вне свою волю, и заставляющая признавать и уважать себя, т. е. фактически доказывающая свою универсальность во всех необходимых проявлениях своего развития. Отсюда фирма и, экспансия, хотя бы в возможности. Таким образом, государственная воля уравнивается по природе с человеческой волей, не знающей в своем развитии пределов и доказывающей своим осуществлением собственную бесконечность

    Содержание государства

    Фашистское государство, высшая и самая мощная форма личности, есть сила, но сила духовная. Она синтезирует все формы моральной и интеллектуальной жизни человека. Поэтому государство невозможно ограничить задачами порядка и охраны, как этого хотел либерализм. Это не простой механизм, разграничивающий сферы предполагаемых индивидуальных свобод.

    Государство есть внутренняя форма и норма, дисциплинирующая всю личность и охватывающая, как ее волю, так и разум. Его основное начало главное вдохновение человеческой личности, живущей в гражданском обществе, проникает в глубину, внедряется в сердце действующего человека, будь он мыслитель, артист или ученый: это душа души.

    Авторитет

    В результате фашизм не только законодатель и создатель учреждений, но воспитатель и двигатель духовной жизни. Он стремится переделать не форму человеческой жизни, но ее содержание, самого человека, характер, веру.

    Для этой цели он стремится к дисциплине и авторитету, проникающему дух человека и в нем бесспорно властвующему. Поэтому его эмблема ликторская связка, — символ единения, силы и справедливости.

    Политическая и социальная доктрина

    Реформизм, революционизм, центризм, — не осталось и отзвуков от всей этой терминологии, между тем, как в мощном потоке фашизма вы найдете струи, берущие начала от Сореля, Пеги, Лагарделя из Mouvement Socialiste, и от которых когорты Итальянских синдикалистов, которые между 1904 и 1914 годами с Pagani Libere — Оливетти, La Lupa — Орано, Divenire Sociale — Генриха Леоне привнесли новую ноту в обиход итальянского социализма, уже расслабленного и захлороформированого блудодействием Джиоллитти.

    По окончании войны в 1919 году, социализм, как доктрина, был мертв; он существовал лишь в форме ненависти и имел еще одну возможность, особенно в Италии, отомстить тем, кто желал войны и кто должен ее «искупить».

    Годы, предшествовавшие походу на Рим, были годами, когда необходимость действия не допускала исследования и подробных доктринальных разработок. Шли битвы в городах и деревнях. Спорили, но, что более свято и значительно, умирали. Умели умирать. Разработанная с подразделением на главы и параграфы и с тщательным обоснованием доктрина могла отсутствовать; для ее замены имелось нечто более определенное: вера…

    Однако, кто восстановит прошлое по массе книг, статей, постановлений конгрессов, больших и малых речей, кто умеет исследовать и выбирать, тот найдет, что в пылу борьбы основы доктрины были набросаны. Именно в эти годы фашистская мысль вооружается, заостряется и формируется.

    Разрешались проблемы индивида и государства; проблемы авторитета и свободы; политические, социальные и особенно национальные проблемы; борьба против либеральных, демократических, социальных, масонских, народно-католических (popolari) доктрин велась одновременно с «карательными экспедициями».

    Но так как отсутствовала «система», то противники недобросовестно отрицали всякую доктринальную способность фашизма, а между тем, доктрина создавалась, м. б., бурно, сначала под видом буйного и догматического отрицания, как это бывает со всеми возникающими идеями, а затем в форме положительной конструкции, находящей свое воплощение последовательно в 1926, 1927 и 1928 годах в законах и учреждениях режима.

    Ныне фашизм отчетливо обособлен не только, как режим, но и как доктрина. Это положение должно быть истолковано в том смысле, что ныне фашизм, критикуя себя самого и других, имеет собственную самостоятельную точку зрения, а следовательно и линию направления, во всех проблемах, которые материально или духовно мучают народы мира.

    Против пацифизма: война и жизнь, как долг

    Прежде всего фашизм не верит в возможность и пользу постоянного мира, поскольку в общем дело касается будущего развития человечества, и оставляются в стороне соображения текущей политики. Поэтому он отвергает пацифизм, прикрывающий отказ от борьбы и боязнь жертвы.

    Только война напрягает до высшей степени все человеческие силы и налагает печать благородства на народы, имеющие смелость предпринять таковую. Все другие испытания являются второстепенными, так как не ставят человека перед самим собой в выборе жизни или смерти. Поэтому доктрина, исходящая из предпосылки мира, чужда фашизму

    Также чужды духу фашизма все интернациональные фирмы общественного характера, хотя они ради дохода при определенных политических положениях могут быть приняты. Как показывает история, такие компании могут быть развеяны по ветру, когда Идейные и практические чувства взбаламучивают сердца народов.

    Этот анти-пацифистский дух фашизм переносит и в жизнь отдельных индивидов. Гордое слово дружинника «Меня не запугать» (me ne frego), начертанное на повязке раны, есть не только акт стоической философии, не только вывод из политической доктрины; это есть воспитание к борьбе, принятие риска, с ней соединенного; это есть новый стиль итальянской жизни

    Таким образом фашист принимает и любит жизнь; он отрицает и считает трусостью самоубийство; он понимает жизнь, как долг совершенствования, завоевания. Жизнь должна быть возвышенной и наполненной, переживаемой для себя самого, но главное для других, близких и далеких, настоящих и будущих.

    Демографическая политика режима вывод из этих предпосылок.

    Фашист любит своего ближнего, но этот «ближний» не есть для него смутное и неуловимое представление; любовь к ближнему не устраняет необходимой воспитывающей суровости и тем более разборчивости и сдержанности в отношениях.

    Фашист отвергает мировые объятия и, живя в общении с цивилизованными народами, он не дает обмануть себя изменчивой и обманчивой внешностью; бдительный и недоверчивый, он глядит им в глаза и следит за состоянием их духа и за сменой их интересов.

    Против исторического материализма и гражданской войны

    Подобное понимание жизни приводит фашизм к решительному отрицанию доктрины, составляющей основу, так называемого, научного социализма Маркса; доктрины исторического материализма, согласно которой история человеческой цивилизации объясняется исключительно борьбой интересов различных социальных групп и изменениями средств и орудий производства.

    Никто не отрицает, что экономические факторы — открытие сырьевых ресурсов, новые методы работы, научные изобретения — имеют свое значение, но абсурдно допускать, что их достаточно для объяснения человеческой истории без учета других факторов.

    Теперь и всегда фашизм верит в святость и героизм, т. е. в. действия, в которых отсутствует всякий — отдаленный или близкий — экономический мотив.

    Отринув исторический материализм, согласно которому люди представляются только статистами истории, появляющимися и скрывающимися на поверхности жизни, между тем, как внутри движутся и работают направляющие силы, фашизм отрицает постоянную и неизбежную гражданскую войну, естественное порождение подобного экономического понимания истории, и прежде всего он отрицает, что гражданская война является преобладающим элементом социальных изменений.

    После крушения этих двух столпов доктрины от социализма не остается ничего, кроме чувствительных мечтаний, — старых, как человечество, — о социальном существовании, при котором будут облегчены страдания и скорби простого народа. Но и тут фашизм отвергает понятие экономического «счастья», осуществляющегося в данный момент экономической эволюции социалистически, как бы автоматически обеспечивая всем высшую меру благосостояния. Фашизм отрицает возможность материалистического понимания «счастья» и предоставляет его экономистам первой половины 18 века, т. е. он отрицает равенство: - «благосостояние-счастье», что превратило бы людей в скотов, думающих об одном: быть довольными и насыщенными, т. е. ограниченными простой и чисто растительной жизнью.

    После социализма фашизм борется со всем комплексом демократических идеологий, отвергая их или в их теоретических предпосылках, или в их практических применениях и построениях.

    Фашизм отрицает, что число, просто как таковое, может управлять человеческим обществом; он отрицает, что это число посредством периодических консультаций может править; он утверждает, что неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей, которые не могут быть уравнены механическим и внешним фактом, каковым является народное голосование.

    Можно определить демократические режимы тем, что при них, время от времени, народу дается иллюзия собственного суверенитета, между тем как действительный, настоящий суверенитет покоится на других силах, часто безответственных и тайных. Власть народа это режим без короля, но с весьма многочисленными, часто более абсолютными, тираническими и разорительными королями, чем единственный король, даже если он и тиран.

    Вот почему фашизм, занимавший до 1922 года, в виду преходящих соображений, республиканскую, в тенденции, позицию, перед Походом на Рим от нее отказался в убеждении, что ныне вопрос о политической форме государства не является существенным и что при изучении образцов бывших и настоящих монархий или республик явствует, что монархия и республика не должны обсуждаться под знаком вечности, но представляют собой формы, в коих выявляются политическая эволюция, история, традиция и психология определенной страны.

    Теперь фашизм преодолел противопоставление «монархия — республика», в котором завяз демократизм, отягощая первую всеми недостатками и восхваляя последнюю, как совершенный строй. Теперь видно, что бывают по существу реакционные и абсолютные республики и монархии, приемлющие самые смелые политические и социальные опыты.

    По отношению к либеральным доктринам фашизм находится в безусловной оппозиции, как в области политики, так и экономики. В целях текущей полемики не следует преувеличивать значение либерализма в прошлом веке и делать из одной из многочисленных доктрин, расцветших в том столетии, религию человечества для всех времен, настоящих и будущих.

    Либерализм процветал лишь в течение 15-ти лет Он родился в 1830 году, как реакция против Священного союза, желающего отодвинуть Европу к 1789-ым годам, и имел свой год особого блеска, именно 1848-ой, когда даже папа Пий 9-ый был либералом.

    Сразу же за этим начался упадок. Если 1848-ой год был годом света и поэзии, то 1849-ый стал годом мрака и трагедии. Римская республика была убита другой, а именно Французской республикой. В том же году Маркс выпустил евангелие социалистической религии в виде знаменитого коммунистического манифеста. В 1851 году Наполеон III совершает нелиберальный государственный переворот и царствует над Францией до 1870 года, когда он был низвергнут народным восстанием, но вследствие военного поражения, считающегося в истории одним из самых крупных. Победил Бисмарк, никогда не знавший, где господствует религия свободы, и какие пророки ей служат.

    Симптоматично, что немецкий народ, народ высшей культуры, в течение 19-го века совершенно не знал религии свободы. Она проявилась только в переходный период, в виде так называемого «смешного парламента» во Франкфурте, просуществовавшего один сезон.

    Республика Германия достигла своего национального единства вне либерализма, против либерализма, доктрины, чуждой немецкой душе, душе исключительно монархической, между тем как либерализм есть логически и исторически преддверие анархии. Этапы немецкого объединения, это три войны 1864, 1866 и 1870 годов, ведомые такими либералами, как Мольтке и Бисмарк.

    1.7 Мольтке и Бисмарк.

    Что касается итальянского объединения, то либерализм привнес в него абсолютно меньшую долю, чем Маццини и Гарибальди, которые не были либералами. Без вмешательства нелиберального Наполеона мы не имели бы Ломбардии; и без помощи нелиберального Бисмарка при Садовой и Седане, весьма возможно, мы не имели бы в 1866 г. Венеции и в 1870 г. не вошли бы в Рим.

    С 1870 по 1915 г. идет период, когда сами жрецы нового исповедания признают наступление сумерек своей религии, — побиваемой в литературе декаденством, в практике активизмом; т. е. национализмом, футуризмом, фашизмом.

    Накопив бесконечное количество гордиевых узлов, либеральный век пытается выпутаться через гекатомбу мировой войны. Никогда никакая религия не налагала такой громадной жертвы. Боги либерализма жаждут крови? Теперь либерализм закрывает свои опустевшие храмы, так как народы чувствуют, что его агностицизм в экономике, его индифферентизм в политике и в морали ведут государство к верной гибели, как это уже было раньше.

    Этим объясняется, что все политические опыты современного мира - антилиберальны, и чрезвычайно смешно поэтому исключать их из хода истории. Как будто история является охотничьим парком, отведенным для либерализма и его профессоров, а либерализм есть окончательное непреложное слово цивилизации.

    Фашистское отрицание социализма, народовластия, либерализма не дает, однако, права думать, что фашизм желает отодвинуть мир ко времени до 1789 года, который считается началом демо-либерального века.

    Нет возврата к прошлому! Фашистская доктрина не избирала своим пророком де-Местра. Монархический абсолютизм отжил свое, и также, пожалуй всякая теократия. Так отжили свой век феодальные привилегии и разделение на «замкнутые», не сообщающиеся друг с другом касты. Фашистское понятие о власти не имеет ничего общего с полицейским государством. Партия, управляющая тоталитарно нацией, факт новый в истории. Всякие соотношения и сопоставления невозможны.

    Из обломков либеральных, социалистических и демократических доктрин фашизм извлекает еще ценные и жизненные элементы. Он сохраняет так называемые завоевания истории и отвергает все остальное, т. е. понятие доктрины, годной для всех времен и народов. Допустим, что 19-ый век был веком социализма, народоправства и либерализма; однако, это не значит, что и 20-ый век станет веком социализма, власти народа и либерализма. Политические доктрины проходят, народы остаются. Можно предположить, что этот век будет веком авторитета, веком «правого» направления, фашистским веком. Если 19-ый век был веком индивида (либерализм равнозначен с индивидуализмом), то можно предположить, что этот век будет веком «коллектива», следовательно веком государства.

    Совершенно логично, что новая доктрина может использовать еще жизненные элементы других доктрин. Ни одна доктрина не рождается целиком новой, никогда не виданной и неслыханной. Ни одна доктрина не может похвастаться абсолютной оригинальностью. Всякая, хотя бы исторически, связана с другими бывшими и будущими доктринами. Так, научный социализм Маркса связан с утопическим социализмом Фурье, Оуэна, Сен-Симона. Так либерализм 19-го века связан с иллюминизмом 18-го века. Так демократические доктрины связаны с Энциклопедией.

    Всякая доктрина стремится направить деятельность людей к определенной цели, но человеческая деятельность, в свою очередь, воздействует на доктрину, изменяет ее, приспосабливает к новым потребностям или преодолевает ее. Поэтому сама доктрина должна быть не словоупражнением, а жизненным актом, В этом прагматическая окраска фашизма, его воля к мощи, стремление к бытию, его отношение к факту «насилия» и значению последнего.

    Ценность и миссия государства

    Основное положение фашистской доктрины это учение о государстве, его сущности, задачах и целях. Для фашизма государство представляется абсолютом, по сравнению с которым индивиды и группы только «относительное». Индивиды и группы «мыслимы» только в государстве. Либеральное государство не управляет игрой и материальным и духовным развитием коллектива, а ограничивается учетом результатов.

    Единство государства и противоречия капитализма

    С 1929-го года по сегодняшний день всеобщая экономическая и политическая эволюция еще усилила значение этих доктринальных установок. Государство становится великаном. Только государство способно разрешить драматические противоречия капитализма. Так называемый кризис может быть разрешен только государством и внутри государства.

    Перед непрерывно требуемым неизбежным вмешательством государства в экономические отношения, что теперь сказал бы англичанин Бентам, по мнению которого промышленность должна бы просить государство об одном: оставить ее в покое; или немец Гумбольд, по мнению которого «праздное» государство должно почитаться наилучшим?

    Правда, что вторая волна либеральных экономистов была не такая крайняя, как первая, и уже сам Адам Смит — пусть очень осторожно, — приоткрыл дверь для вмешательства государства в экономику.

    1.8 Адам Смит height=

    Кто говорит либерализм, говорит «индивид»; кто говорит «фашизм», тот говорит «государство». Но фашистское государство единственное и представляется оригинальным творением. Оно не реакционно, но революционно, поскольку предвосхищает решение определенных универсальных проблем, поставленных во всех областях: в политической сфере раздроблением партий, самоуправством парламента, безответственностью законодательных собраний; в экономической сфере — все более обширной и мощной профсоюзной деятельностью, как в рабочем секторе, так и в промышленном, их конфликтами и соглашениями; — в области моральной — необходимостью порядка, дисциплины, повиновения моральным заповедям отечества.

    Фашизм желает сильного, органичного и в то же время опирающегося на широкую народную базу государства. Фашистское государство потребовало в свою компетенцию также и экономику, поэтому чувство государственности посредством корпоративных, социальных и воспитательных учреждений им созданных, проникло до крайних разветвлений, и в государстве все политические, экономические и духовные силы нации выявляются, будучи введены в соответствующие фирмы. Государство, опирающееся на миллионы индивидов, которые его признают, чувствуют, готовы ему служить, не может быть тираническим государством средневекового владыки. Оно не имеет ничего общего с абсолютными государствами до или после 1789 года.

    В фашистском государстве индивид не уничтожен, но скорее усилен в своем значении, как солдат в строю не умален, а усилен числом своих товарищей. Фашистское государство организует нацию, но оставляет для индивидов достаточное пространство; оно ограничило бесполезные и вредные свободы и сохранило существенные. Судить в этой области может не индивид, а только государство.

    Фашистское государство и религия

    Фашистское государство не остается безразличным перед религиозным явлением вообще и перед положительной религией, в частности, каковой в Италии является католицизм. Государство не имеет своей теологии, но оно имеет мораль. В фашистском государстве религия рассматривается, как одно из наиболее глубоких проявлений духа, поэтому она не только почитается, но пользуется защитой и покровительством.

    Фашистское государство не создало своего «Бога», как это сделал Робеспьер в момент крайнего бреда Конвента; оно не стремится тщетно, подобно большевизму, искоренить религию из народных душ. Фашизм чтит Бога аскетов, святых, героев, а также Бога, как его созерцает и к нему взывает наивное и примитивное сердце народа.

    Империя и дисциплина

    Фашистское государство есть воля к власти и господству. Римская традиция в этом отношении есть идея силы. В фашистской доктрине империя является не только территориальным, военным или торговым институтом, но также духовным и моральным. Можно мыслить империю, т. е. нацию, управляющую прямо или косвенно другими нациями, без необходимости завоевания даже одного километра территории.

    Для фашизма стремление к империи, т. е. к национальному распространению является жизненным проявлением; обратное, «сидение дома», есть признаки упадка. Народы, возвышающиеся и возрождающиеся, являются империалистами; умирающие народы отказываются от всяких претензий.

    Фашизм — доктрина, наиболее приспособленная для выражения устремлений и состояния духа Итальянского народа, восстающего после многих веков заброшенности и иностранного рабства. Но владычество требует дисциплины, координации сил, чувства долга и жертвенности; это объясняет многие проявления практической деятельности строя, ориентацию государственных усилий, необходимую суровость против тех, кто хотел бы противодействовать этому фатальному движению Италии в 20-м веке; Противодействовать, потрясая преодоленными идеологиями 19-го века, отвергнутыми повсюду, где смело свершаются грандиозные опыты политических и социальных перемен.

    Никогда подобно настоящему моменту народы не жаждали так авторитета, ориентации, порядка. Если каждый век имеет свою доктрину жизни, то из тысячи признаков явствует, что доктрина настоящего века есть фашизм. Что это живая доктрина, очевидно из того факта, что она возбуждает веру; что вера эта охватывает души, доказывает факт, что фашизм имел своих героев, своих мучеников. Отныне фашизм обладает универсальностью тех доктрин, которые в своем осуществлении представляют этап в истории человеческого духа.

    Расовая доктрина

    Составная часть нацистского мировоззрения, сыгравшая ключевую роль в истории Третьего рейха. Теоретическое обоснование получила в середине XIX века на волне растущего национализма и сопутствующего ему романтизма, когда германский расизм обрел политическое и культурное значение. Не удовлетворившись заявлениями о превосходстве белой расы над цветными, приверженцы расовой доктрины создали иерархию внутри самой белой расы. Столкнувшись с этой необходимостью, они создали миф об арийском превосходстве. Это, в свою очередь, стало источником для последующих мифов, таких как тевтонский, англосаксонский и кельтский. Первым шагом было смешение индоевропейской группы языков с так называемой индоевропейской расой.

    1.9 Плакат 1935 г. Таблица немецких рас

    Понятие "индоевропеец" вскоре было вытеснено понятием "индогерманец". А затем, с легкой руки Фридриха Макса Мюллера, превратилось в "арийский" - для обозначения принадлежности к языковой группе. Мюллер отвергал отождествление расы и языка, однако, ущерб уже был нанесен. С этих позиций, расисты настойчиво утверждали, что "ариец" означает благородство крови, бесподобную красоту формы и разума и превосходство породы. Любое значимое достижение в истории, утверждали они, было сделано представителями арийской расы. Вся цивилизация, по их мнению, явилась результатом борьбы между творцами-арийцам и разрушителями-неарийцами.

    Расизм в Республики Германии опирался на удобренную почву, поскольку отождествлялся с национализмом. Немецкие романтики начала XIX века, делая акцент на неопределенности, таинственности, эмоциональности и образности - как противоположности рассудочности, оказали глубокое воздействие на германскую интеллигенцию. Гердер, Фихте и другие немецкие романтики резко расходились с философами эпохи Просвещения, рассматривавшими разум как точку опоры. Немцы полагали, что каждый народ обладает своим собственным специфическим гением (духом), который, хотя и запечатлен глубоко в прошлом, в конечном счете должен выразить себя в национальном духе (Volksgeist). Подразумевалось, что Volksgeist является бесспорной сверхсилой и обладает собственной духовной вселенной, чья внешняя форма проявилась в специфической национальной культуре.

    Подобный тип иррационализма, занявший прочное место в германском разуме, придал значение таким неопределенным концепциям, как учение о происхождении. Два идеолога ненемца внесли существенный вклад в подобное мышление: француз Артур де Гобино и англичанин Хьюстон Стюарт Чемберлен. Определенное влияние в распространении такого рода расизма оказал немецкий композитор Рихард Вагнер, который полагал, что героический германский дух был занесен вместе с нордической кровью. Германские расисты утверждали, что нордическая раса есть лучшая арийская раса. Из этого вытекало, что низшие культуры не могут господствовать над закрепленным на биологическом уровне сочетанием нордического разума, духа и тела.

    Боготворивший Вагнера Адольф Гитлер сделал расовую доктрину культурным стержнем Третьего рейха. На страницах "Майн кампф" он неистово поносил всех тех, кто придерживался иного мнения относительно расовых вопросов, называя их "лгунами и предателями цивилизации". История, заявлял он, убедительно доказала, что всякий раз, когда арийская кровь смешивалась с кровью низших народов, наступал конец расе "культуро-носительнице". Немцы не должны впадать в грех кровосмешения, предупреждал Гитлер. Он с жаром говорил о будущем немецком порядке, который представлялся ему братством тамплиеров вокруг святого Грааля чистейшей крови. Необходимо избежать вырождения германской расы. И основной задачей государства является сохранение исконных расовых элементов. Нордические арийцы, утверждал Гитлер, стали создателями и хранителями цивилизации, а евреи - ее разрушителями. Потому немцы обязаны сплотиться для борьбы с евреями.

    Расовые представления Гитлера нашли воплощение в Нюрнбергских законах о гражданстве и расе, принятых в 1935, которые предоставляли гражданство "всем носителям германской или схожей крови" и лишали его каждого, кто считался представителем еврейской расы. Благодаря этим законам, и ныне представляющимися весьма неопределенными, расизм получил юридическое обоснование в Третьем рейхе и со временем воплотился в "окончательном решении" - физическом уничтожении еврейского населения Европы. При поддержке Гитлера в Федеративной Республики Германии получила широкое распространение программа расовых исследований - рассенфоршунг. Результаты "работ" нацистских ученых стали обязательными к изучению во всех учебных заведениях Третьего рейха, от начальных классов до университетов. Мало значения придавалось тому факту, что "научные труды" немецких ученых на всемирных антропологических конгрессах вызывали смех их зарубежных коллег.

    В такой атмосфере нацистский расизм оказался концепцией расовой чистоты. Утверждалось, что разложение любой нации всегда является результатом расового смешения: судьба нации зависит от ее способности сохранять свою расовую чистоту. Подобные представления, которые неистово и решительно отстаивались, не имели никакого научного обоснования. Народы мира оказались настолько перемешанными, что едва ли имелась возможность отыскать где-либо чистую расу. Ведущие этнологи и антропологи мира, без каких-либо оговорок, сходились на том, что историческое соприкосновение рас в результате дало сложное переплетение, в котором невозможно выделить чистую расу. Большинство ученых придерживалось того мнения, что мировое сообщество является этнологическим тиглем, наполненным энергетическими нечистокровными субъектами. Они рассматривали каждую культурную группу, которую можно охарактеризовать как смешанную, фактическим опровержением тезиса о том, что смешанные народы являются низшими по отношению к чистокровным народам. Жан Фино выразил это одной фразой: "Чистота крови - ни что иное как миф".

    В той же степени неприемлемым с научной точки зрения является нацистское представление о расовом превосходстве. Идея о господствующей расе стара как мир, но до XIX века она базировалась на культурных, а не расовых различиях. Современные представления о расовом превосходстве вытекают из психологических предпосылок: страхе и презрении к безродным. Это чувство основано на инстинкте самосохранения. Индивидуумы и нации, подобно животным, имеют склонность видеть в любом незнакомце естественного врага. Это и становится важной предпосылкой развития чувства расового превосходства.

    Компетентные биологи, этнологи, антропологи сходятся в том, что произвольное толкование термина "раса" приводит к путанице. Наглядным примером служит использование этого понятия для удовлетворения национальных амбиций Гитлера. Действительно, никогда не существовало германской расы, однако существовала германская нация. Не существовало арийской расы, но существовали арийские языки. Не было еврейской расы, однако была и есть еврейская религия и культура. Тенденция объяснить с биологических позиций понятие "раса" не выдерживает никакой критики. Понятие "раса" выражает целостность физического типа, представляющего сущность биологического образования, и не имеет ничего общего с национальной принадлежностью, языком или обычаями исторического развития социальных групп. В биологическом аспекте раса является группой, связанных родственными отношениями индивидуумов, популяцией, которая отличается от иных популяций в родственной схожести определенными наследственными чертами, из которых цвет кожи лишь одна из характеристик. В политическом аспекте подобное толкование принимает форму преднамеренного мошенничества.

    Даже в своем изначальном смысле понятие "раса" все еще сохраняет трудно уловимые оттенки для осмысления. Ученые неоднократно пытались классифицировать народы мира в неком определенном порядке, но с этим всегда возникали затруднения, по той причине, что четкой линии в разграничении между расами просто-напросто не существует. Любые подобные классификации оказываются субъективными и спорными.

    Первые попытки классифицировать расы на основе простых биологических различий выглядели неубедительными. В той же степени неудовлетворительной была классификация по географическому принципу (при рассмотрении населения данного региона и изучения общих характерных черт), а также по историческому (изучение миграционных потоков) или культурному принципу ("расовый менталитет"). Примеры вышеупомянутого подхода характерны для Карла Густава Каруза, который выделил четыре расы: европейскую, африканскую, монголоидную и американскую, образно сформулировав их как "день, ночь, восточный рассвет и западный рассвет". Схожий подход характерен и для Густава Фридриха Клемма, предлагавшего деление на активную (мужскую) и пассивную (женскую) расы, что позднее заимствовал и развил Гобино. Антропологические открытия XIX века привнесли количественные методы распознавания рас. Первым шагом было введение в 1842 т. н. черепного индекса, процентного соотношения длины и ширины черепа, предложенного шведским анатомом Андерсом Адольфом Ретжиусом. Дальнейшие попытки классификации сводились к изучению соматических различий в цвете кожи, волос, фигуры, глаз, носа и лица. Наиболее выразительной классификацией оказалось разделение по пяти основным цветам: белый, черный, коричневый, красный и желтый.

    Подобное деление человечества выглядело вполне приемлемым, однако даже здесь вариации внутри отдельной группы представлялись чрезвычайно сложными для установления четкой и ясной дифференциации.

    Анатомические, языковые, ментальные и культурные особенности оказывались настолько глубоко переплетенными, что это представляло трудности для сколько-нибудь значимого разграничения между расами.

    Даже соматические характеристики могли быть вызваны воздействием среды обитания непосредственно через недостаток питания, естественный или искусственный отбор, условия жизни или иные обстоятельства. Несомненно, что не только соматические особенности оказались недостаточными для определения разделительной черты между расами. Ни одна из этих теорий в полном объеме не оказала влияния на Гитлера. Настолько сильным было убеждение фюрера в собственной интуиции относительно этого вопроса, что это поставило в тупик нацистских ученых, когда он распорядился провести изучение научных и исторических фактов, с целью дать рационалистическое объяснение собственной позиции. Он отбросил, как несущественные, факты, разрушавшие нацистскую расовую доктрину на корню. В самой природе современной диктатуры заложена тенденция к тому, что ее лидеры, помимо претензий на политическую власть, стремятся задавать тон культурной координации. В Третьем рейхе целая нация была поставлена перед необходимостью принимать интуицию плохо образованного политика, чьи представления о расовых вопросах выглядели театром абсурда, как абсолют.

    Военная доктрина

    Военная доктрина, система официальных взглядов и положений, устанавливающая направление военного строительства, подготовки страны и вооружённых сил к войне, способы и формы её ведения. Военная доктрина вырабатывается и определяется политическим руководством государства. Основные положения Военная доктрина складываются и изменяются в зависимости от политики и общественного строя, уровня развития производительных сил, новых научных достижений и характера ожидаемой войны.

    1.10 Книга военная доктрина РФ

    Основы Военная доктрина молодого Советского государства разрабатывались под руководством В. И. Ленина. Большой вклад в разработку Военная доктрина внёс М. В. Фрунзе, который дал следующее определение её сущности: «...”единая военная доктрина” есть принятое в армии данного государства учение, устанавливающее характер строительства вооруженных сил страны, методы боевой подготовки войск, их вождение на основе господствующих в государстве взглядов на характер лежащих перед ним военных задач и способы их разрешения, вытекающие из классового существа государства и определяемые уровнем развития производительных сил страны» (Избр. произв., т. 2, 1957, с. 8). Современная советская Военная доктрина исходит из мирной политики Союза Советских Социалистических Республик (CCCP). Она разработана на основе указаний ЦК КПСС, Советского правительства, а также данных военной науки и опирается на политическое и экономическое господство СССР и других стран социалистического содружества. Советская Военная доктрина отражает политику КПСС в вопросах войны и мира, определяет сущность и характер возможных боевых действий и отношение к ним, задачи по подготовке Вооружённых Сил и страны в целом к борьбе с агрессором. Советская Военная доктрина определяет структуру Вооружённых Сил, их техническое оснащение, направление в развитии военной науки, военного искусства, задачи и методы обучения и политического воспитания личного состава. Важное значение придаётся тесному сотрудничеству Советских Вооружённых Сил с армиями братских социалистических стран в деле обеспечения безопасности всего социалистического содружества. Советская Военная доктрина служит делу мира, обуздания империалистических агрессоров и носит ярко выраженный прогрессивный характер. Положения Военная доктрина, относящиеся к Вооружённым Силам, находят отражение в военных наставлениях, уставах и других официальных руководствах, а также в военно-теоретических трудах, обосновывающих отдельные положения Военная доктрина В Военная доктрина стран — участниц Варшавского договоренности 1955 находят отражение как общие положения, направленные на обеспечение безопасности всего социалистического содружества, так и специфические положения, обусловленные особенностями каждой страны.

    Военная доктрина США в основе своей содержит взгляды на ведение войны в целях завоевания мирового владычества и носит агрессивный характер. Она выражается в стремлении США объединить под своим руководством все страны капиталистического мира, использовать их территории и вооружённые силы для ведения войны против социалистических стран и народов, борющихся за свободу и национальную независимость. Вскоре после 2-й мировой войны 1939—45 в США была принята Военная доктрина «ядерного устрашения» — доктрина ядерного шантажа и подготовки ядерного нападения на Союз Советских Социалистических Республик (CCCP) и другие социалистические страны. С созданием в апреле 1949 военного блока НАТО была принята доктрина «меча» и «щита», в которой роль «меча» отводилась ядерному оружию и авиации США, а «щита» — сухопутным войскам европейских стран—участниц НАТО, предназначавшимся для использования результатов ядерных ударов и вторжения на территории социалистических стран. В начале 50-х гг. 20 в. была принята Военная доктрина «массированного возмездия», предусматривающая внезапное ядерное нападение на СССР и другие социалистические страны и развязывание ядерной войны мирового масштаба. В связи с ростом ядерной мощи Союза Советских Социалистических Республик (CCCP) в 1962 в США была принята Военная доктрина под названием «стратегия гибкого реагирования». Составными частями этой доктрины являются стратегические концепции «гарантированного уничтожения» (уничтожение противника ядерными ударами), «контрсилы» (уничтожение ядерных средств и других военных объектов) и «эскалации конфликта» (постепенное расширение и обострение военного конфликта).

    Доктрина «гибкого реагирования» в 1967 была принята Советом НАТО в качестве официальной доктрины этого агрессивного военного блока. ФРГ в это же время удалось добиться принятия в НАТО доктрины «передовых рубежей», предусматривающей выдвижение сил НАТО непосредственно к границам социалистических стран для вторжения на их территории и для быстрого перерастания обычной войны в ядерную. Страны, входящие в империалистические военные блоки, руководствуются общей Военная доктрина, принятой в том или ином блоке. В то же время в Военная доктрина каждой страны имеются некоторые особенности и отличия. Военная доктрина реакционных политических и монополистических кругов ФРГ носит реваншистский характер и направлена против европейских социалистических стран. Военная доктрина Великобритании, как и Военная доктрина США, предусматривает готовность к ведению ядерной войны в составе НАТО и ограниченных военных действий. Франция после выхода из военной системы НАТО проводит самостоятельную военную политику. Её Военная доктрина исходит из того, что война, в которую может втянуться Франция, приобретёт характер всеобщей ядерной войны, однако стратегическое ядерное оружие считается средством недопущения ядерной войны. Остальные капиталистические страны, входящие в военные блоки, самостоятельной военной роли не играют.

    1.11 НАТО лого

    Военная доктрина независимых развивающихся стран в большинстве своём отражают их стремление к укреплению национальной независимости и противодействию агрессивной политике империализма.

    Военная доктрина России

    Впервые в российской истории целостный и логически последовательный набор документов в области политики безопасности и внешней политики был выработан в течение 2000-2001 годов: сначала была принята Концепция национальной безопасности, а потом, опираясь на её основные положения, были приняты Военная доктрина, Концепция внешней политики, доктрина информационной безопасности, планы военного строительства.

    В действующей военной доктрине указаны следующие цели применения Вооруженных Сил России и других войск:

    в крупномасштабной (региональной) войне в случае ее развязывания каким-либо государством (группой, коалицией государств) - защита независимости и суверенитета, территориальной целостности России и ее союзников, отражение агрессии, нанесение поражения агрессору, принуждение его к прекращению войн на условиях, отвечающих интересам России и ее союзников;

    в локальных боевых действиях и международных вооруженных конфликтах - локализация очага напряженности, создание предпосылок для прекращения войны, вооруженного конфликта либо для принуждения к их прекращению на ранних стадиях; нейтрализация агрессора и достижение урегулирования на условиях, отвечающих интересам России и ее союзников;

    во внутренних вооруженных конфликтах - разгром и ликвидация незаконных вооруженных формирований, создание условий для полномасштабного урегулирования конфликта на основе основного Закона государства России и федерального законодательства;

    в операциях по поддержанию и восстановлению мира - разведение противоборствующих сторон, стабилизация обстановки, обеспечение условий для справедливого мирного урегулирования.

    1.12 Военные

    В действующей военной доктрине предусмотрено, что Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических для национальной безопасности России ситуациях.

    Источники

    ru.wikisource.org Викитека - свободная библиотека

    hrono.ru Хронос – всемирная история в интернете

    ru.wikipedia.org Википедия – свободная энциклопедия

    Источник: http://forexaw.com/

    Энциклопедия инвестора. 2013.

    Синонимы:

    Смотреть что такое "Доктрина" в других словарях:

    • Доктрина — (лат. doctrina  «учение, наука, обучение, образованность»[1])  философская, политическая, религиозная концепция, теория, учение, система воззрений, руководящий теоретический или политический принцип. При схожести лексического… …   Википедия

    • ДОКТРИНА — (лат., doctrina, от docere учить). Учете, школа, система. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ДОКТРИНА [лат. doctrina < docere учить] совокупность положений, принципов и взглядов из соответствующей… …   Словарь иностранных слов русского языка

    • доктрина — См. учение... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. доктрина наука, учение, теория; теодицея, панамериканизм, мадхьямика, неопластицизм, чучхе, концепция, построение …   Словарь синонимов

    • ДОКТРИНА — (латинское doctrina), учение, научная или философская теория, система, руководящий теоретический или политический принцип (например, военная доктрина) …   Современная энциклопедия

    • ДОКТРИНА — (лат. doctrina) учение, научная или философская теория, система, руководящий теоретический или политический принцип. См. также Военная доктрина …   Большой Энциклопедический словарь

    • ДОКТРИНА — ДОКТРИНА, ы, жен. (книжн.). Учение, научная концепция (обычно о философской, политической, идеологической теории). • Военная доктрина (спец.) система официальных государственных положений о военном строительстве и военной подготовке страны.… …   Толковый словарь Ожегова

    • ДОКТРИНА —         (лат. doctrina учение), некоторое систематизированное учение (обычно философское, политическое или идеологическое), связная концепция, совокупность принципов. Термин «Д.» (в отличие от почти синонимичных ему «учение», «концепция»,… …   Философская энциклопедия

    • ДОКТРИНА — совокупность постулатов, которые служат основой экономической теории. Доктрина способствует объяснению теории и осуществлению анализа экономических механизмов, отражает необходимость выбора между совокупностями основополагающих принципов, на… …   Экономический словарь

    • доктрина — ы, ж. doctrine f. <, лат. doctrina. Учение, научная или философская теория; система, руководящий теоретический или политический принцип. БАС 2. В печатных листках нет той жизни, того ораторского движения .. но вы узнаете из них манеру его и… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

    • Доктрина — совокупность признанных научных или официальных взглядов на цели, задачи, принципы и основные направления обеспечения чего либо (напр., информационной безопасности РФ Д. информационной безопасности РФ, в области международной безопасности Военная …   Энциклопедия права

    • Доктрина — (латинское doctrina), учение, научная или философская теория, система, руководящий теоретический или политический принцип (например, военная доктрина).   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

    Книги

    Другие книги по запросу «Доктрина» >>


    Поделиться ссылкой на выделенное

    Прямая ссылка:
    Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»